Как я учила шестилетнюю дочь программированию

Шестилетние дети в школе: за и против. Учителя начальной школы, приглашаю к дискуссии!

Как я учила шестилетнюю дочь программированию

Здравствуйте, уважаемые  коллеги, родители!

Уверена,  что  сейчас многие  родители  задаются  вопросом: когда  отдать ребенка  в  школу? Конечно,   если  на 1 сентября  ребенку исполнилось 7 лет, то вопросов  не  возникает, а  если  7 лет будет в октябре-марте? Как быть? 

Проблема  обучения  6-летних детей  в  школе — одна  из самых спорных. По  моим  наблюдениям сейчас  гораздо больше  детей  идут в  школу в  6,5- 6,10  лет. Безусловно, все  индивидуально. И решать: отдать в  школу  или  нет если  на  1 сентября  ребенку  нет полных 7 лет — решают только  родители. Но все-таки — как  лучше?

Подарить год детства или  нет?… Как быть…

В данной  статье  я не буду говорить о параметрах готовности  к  обучению   в  школе.  Мне  хочется,  чтобы на этот пост откликнулись  учителя  начальной  школы — ведь кому  если  не  им  лучше  знать:  какие  трудности есть у  первоклассников , не  достигших 7 — летнего возраста,  или  вообще  первоклассников  вне  возраста,  а  может  их и нет….

ВОТ НЕКОТОРЫЕ ФРАЗЫ,   КОТОРЫЕ  Я  СЛЫШУ  ОТ РОДИТЕЛЕЙ, ОТДАЮЩИХ ДЕТЕЙ  В  ШКОЛУ  В   6 ЛЕТ:

«Если  я  не  отдам  в  школу, то потом  ей (ему) будет не  интересно — ведь умеет  читать и писать»

«Все  в  группе  пошли — мой  что останется?»

«Читать — писать научился — к  школе  готов»

» Я  сама  (мой  старший  ребенок) пошел в  6 лет и  этот  пойдет» и др.

Уважаемые  педагоги начальной школы,  очень прошу — ОТКЛИКНИТЕСЬ, НАПИШИТЕ  СВОЕ  ВИДЕНИЕ  ПРОБЛЕМЫ! ВАШЕ  МНЕНИЕ ОЧЕНЬ ЦЕННО!   
Пожалуйста, напишите на  что лучше обратить внимание родителям при подготовке  детей к школе,  что наименее  сформировано, развито   у детей, мешающее  им  полноценно учиться.

Заранее говорю  всем  откликнувшимся СПАСИБО!  

Источник: http://reshetova.blogspot.ru/2015/02/blog-post_28.html

От четырех до пяти: как я учила читать свою дочь

От четырех до пяти: как я учила читать свою дочь

«Я читать хочу», — так заявила мне моя четырехлетняя дочь в один прекрасный солнечный день.

С’est la vie, как говорят французы, но рано или поздно ребенка необходимо научить читать и, не понаслышке зная, какие требования предъявляются при поступлении в школу, и по каким учебным программам приходится получать знания детям, я приняла твердое решение: набраться терпения и помочь своей дочке научиться читать.

Я, обладая всеми знаниями и твердыми убеждениями о том, что, чем раньше ребенок научится читать — тем лучше, принялась втолковывать дочери грамоту словочтения в возрасте почти четырех лет.

Буквы мы выучили назубок, не испытывая при этом особых проблем и не обращая внимая на то, что некоторые буквы у нее звучат совсем не так, как привычно это слышать. Самыми проблемными были, конечно, «Р» и «Л». Понятия разграничения буквы и звука (естественно, на уровне «малышок»), мы тоже освоили. Самое же «веселое и интересное» началось при сложении букв в слоги.

Нарушая принцип слитности произношения, мы старались просто заучивать то, как произносятся слоги, запоминая их, как картинку. Потом искали их в словах и пытались произнести.

Например, мы заучили РО, ЛО, МО, КО, ПО, ДО и т.д. Выбираем слог МО. Я называю различные слова: МАМА, МОЛОКО, ПАПА, МАГАЗИН, МОРОЖЕНОЕ, МОРЕ, МЕДВЕЖОНОК и прочее, а дочка пытается услышать, есть ли в названном слове данный слог. На прогулке мы искали уже известные нам слоги в названиях магазинов, в рекламных плакатах. Даже самой мне было увлекательно, я словно училась читать заново.

На это в общей сложности мы потратили несколько месяцев, все это было на уровне игры. Сам процесс чтения, как я предполагала, настоящего чтения, взрослого, не шел. И все… мое терпение лопнуло.

«В школу пойдет – там научат» — решила я.

Время шло, а желание научить ребенка читать росло во мне с каждым днем. Позже я поняла, что нужно это трудоемкое дело начинать раньше. Здесь следует остановиться и немного пояснить мою позицию.

Чтением, с точки зрения понимания прочитанного, в четыре года назвать словопроизношение трудно. А мне хотелось всего и сразу. Чтобы и прочитано все было верно, и понял ребенок, что прочитал, да еще бы сразу рассказал то, о чем прочитано. Мама есть мама.

В общем, отдохнула моя дочка от всего этого обучения совсем немного времени. Как-то во время очередной прогулки я заметила, что она идет и бормочет что-то себе под нос.

Прислушалась, а она вывески на магазинах читает. Где-то получалось полностью, а где-то выпадали те слоги, которые еще были ей неизвестны. Радости не было предела.

С этого момента мы продолжили занятия, но без нажима и напряга, а с удовольствием.

Мы читали, но по слогам. Встала следующая проблема слитности чтения. Соединять слоги в слова – это еще одна тяжелопреодолимая проблема. Всему приходит конец.

Читать слитно мы тоже научились после небольшого перерыва. Сначала я долго и упорно вместе с ней многократно читала слова сама, показывая, как надо читать, где ставить ударение, а потом она повторяла за мной. Так же, как и со слогами, прочитанные за день 3-5 слов (можно сказать, выученные наизусть) мы искали в текстах детских книжек. И снова моему терпению пришел конец.

«Видимо, не судьба» — подумала я, но как то в маршрутке она мне громко что-то прочитала. Скорее, было понятно, что она читала, а вот что именно она читала, пытались разобрать все сидящие в маршрутке пассажиры.

Пока дочка сама не показала, какое слово она прочитала. И каково же было мое удивление – она читала слово правильно… Но задом наперед. Ура! Мы научились читать. Потом я просто объяснила ей, что читать надо слева направо.

И через две недели нам исполнилось пять лет.

Источник: http://mam-sovet.ru/category/deti/kak-ja-uchila-chitat-svoju-doch.html

10 ошибок в воспитания дочери, которые могут сломать ей жизнь

10 ошибок в воспитания дочери, которые могут сломать ей жизнь

У современной женщины много ролей, которые нам не всегда удается гармонично совмещать. Поэтому, когда в семье рождается девочка, бывает непросто сориентироваться, в каком направлении ее воспитывать.

Родителям хочется, чтобы их малышка была успешна в жизни, нашла свое призвание, а также смогла реализовать себя как мама и жена.

И на этом пути мы рискуем совершить много ошибок, которые будут мешать ей во взрослой жизни.

Особая роль в воспитании дочери лежит на маме, которая закладывает установки, какой должна быть женщина. Психолог Михаил Лабковский дает 10 советов мамам и бабушками, предостерегая их от распространенных ошибок, которые могут сломать их дочерям жизнь.

Самая серьезная ошибка, которую совершают многие мамы и бабушки, воспитывая дочь и, соответственно, внучку, — это программируют ее на некий обязательный набор навыков и качеств, которыми та должна обладать. «Ты должна быть милой», «Ты должна быть покладистой», «Ты должна нравиться», «Ты должна научиться готовить», «Ты должна…»

В самом умении готовить нет ничего плохого, но у девочки формируется ущербное мышление: ты будешь иметь ценность, только если будешь соответствовать набору критериев. Тут гораздо эффективнее и без травм для психики сработает личный пример: давай вместе сварим вкусный суп. Давай вместе уберемся дома. Давай вместе выберем тебе прическу.

Видя, как мама что-то делает и получает от этого удовольствие, дочка захочет научиться этому. И напротив, если мама ненавидит какое-то дело, то сколько бы она ни повторяла, что этому надо учиться, у девочки будет подсознательное отторжение процесса. А на самом деле всему, чему нужно, девочка все равно научится рано или поздно.

Когда ей самой это станет необходимо.

Вторая ошибка, которая часто встречается в воспитании дочерей, — это тяжелое, осуждающее отношение к мужчинам и сексу, которое ей транслируется матерью. «Им всем одного надо», «Смотри, поматросит и бросит», «Главное — в подоле не принеси», «Ты должна быть недоступной».

В результате девочка растет с ощущением, что мужчины — это агрессоры и насильники, что секс — это что-то грязное и плохое, чего стоит избегать.

При этом ее тело с возрастом начнет посылать ей сигналы, начнут бушевать гормоны, и это внутреннее противоречие между запретом, исходящим от матери, и желанием, идущим изнутри, тоже очень травматично.

Третья ошибка, которая удивительным образом контрастирует со второй, — ближе к 20 годам девочке сообщают, что ее формула счастья состоит из «выйти замуж и родить». Причем в идеале — до 25 лет, иначе будет поздно.

Вдумайтесь: сначала в детстве ей говорили, что она должна (список), чтобы выйти замуж и стать мамой, потом несколько лет ей транслировали мысль о том, что мужики — козлы, а секс — грязь, и вот снова: выйди замуж и роди. Это парадоксально, но часто именно такие противоречивые установки матери озвучивают дочерям.

Результатом становится страх перед отношениями как таковыми. И серьезно возрастает риск потери себя, потери связи со своими желаниями и осознания, чего же на самом деле хочет девушка.

Четвертая ошибка — это гиперопека. Сейчас это большая беда, матери все чаще привязывают дочерей к себе и окружают таким количеством запретов, что страшно становится. Гулять не ходи, с этими не дружи, звони мне каждые полчаса, где ты находишься, почему опоздала на 3 минуты.

Девочкам не дают никакой свободы, не дают права принимать решения, потому что эти решения могут оказаться ошибочными. Но это нормально! В 14−16 лет у нормального подростка идет процесс сепарации, он хочет все решать сам, и (за исключением вопросов жизни и здоровья) ему нужно давать такую возможность.

Потому что если девочка вырастет под маминым каблуком, она утвердится в мысли, что она существо второго сорта, неспособное к автономному существованию, и за нее все и всегда будут решать другие люди.

Пятая ошибка — формирование негативного образа отца. Неважно, присутствует отец в семье или мать растит ребенка без его участия, недопустимо превращать отца в демона. Нельзя говорить ребенку, что его недостатки — это дурная наследственность по отцовской линии. Нельзя очернять отца, каким бы тот ни был.

Если он и на самом деле был «козел», то матери стоит признать и свою долю ответственности за то, что она выбрала именно этого человека в отцы своему ребенку. Это была ошибка, поэтому родители расстались, но нельзя перевешивать на девочку ответственность за того, кто принял участие в зачатии.

Она тут точно не виновата.

Источник: http://mama-likes.ru/advices/10-oshibok-v-vospitaniya-docheri.html

Как вырастить билингву, или Почему я против раннего языкового развития

Как вырастить билингву, или Почему я против раннего языкового развития

Сегодня мне позвонила жена маминого брата с вопросом: стоит ли отдать мою шестилетнюю племянницу-первоклашку на второй итальянский. Будучи сама преподавателем итальянского языка, я, наверное, должна была сказать: «Конечно! Я сама обучу Юляшу! Чем больше языков учит ребёнок, тем лучше!»

Но я не смогла. Потому что это было бы нечестно по отношению к Юляше и её амбициозной маме.

Меня часто спрашивают: как вырастить ребёнка-билингву? Стоит ли отдавать малолетнее чадо на кружки раннего языкового развития? Я сама подавала с детства такой хороший пример, что от меня ждут если не универсального рецепта, то хотя бы одобрения. Но ответ мой всегда один, и он вовсе не тот, который хотелось бы услышать вопрошающим: искусственно вырастить ребёнка-билингву нельзя.

На этом моменте позвольте представиться. Я в прошлом русско-немецкий ребенок-билингва. Моя жизнь сложилась так, что с 1987-го по 1998-й мы с родителями жили в Австрии. Я ходила в обычный городской детский садик, потом в начальную школу, затем в гимназию, пела в хоре «Мы, дети Вены» и была лучшей в классе по немецкому языку.

Мне просто очень повезло. Поступая на филологический факультет МГУ, я неожиданно для себя выбрала итальянский, съездила на две стажировки в Италию, стала с этим языком работать и так с тех пор и не расстаюсь. В немецком есть понятие Wahlheimat — «Родины, которую ты выбрал», так вот, итальянский язык — это «родной язык, который я выбрала».

Моей дочери Лиде недавно исполнилось 9 месяцев. Многочисленные бэби-клубы заманивают нас курсами английского языка для младенцев, родственники ждут от Лиды способностей к языкам и выдающихся успехов. А я не проявляю ни рвения обучать малолетнюю Алексеевну, ни особого оптимизма.

Нет, я не плохая мать. Но по своему профессиональному и личному опыту я знаю одно простое правило: ребёнка можно вырастить билингвой, если выполняется хотя бы одно из условий — второй иностранный язык является языком первичной и/или вторичной социализации.

Под первичной социализацией в социолингвистике понимают семью (хотя бы один из родителей — носитель языка), под вторичной — детский сад, школу, улицу, включая «медиашум» (телевидение, особенно реклама, в том числе и наружная, в виде баннеров и т. д.).

Будучи дочерью русскоязычных родителей, проживающих в городе-герое Москве, у Лиды не очень много шансов стать билингвой.

А как же методики раннего развития, спросите вы. Дело в том, что дети до 6‑7 лет воспринимают язык интуитивно (способность, которую мы, взрослые, к сожалению, утратили), а до 10 лет не умеют мыслить структурно. Проиллюстрирую это на собственном примере. В 3 года и 2 месяца меня отдали в детский сад.

Я была одним из первых советских детей, учившихся в капиталистической стране, поэтому на меня смотрели с большим интересом, как смотрели бы на инопланетянина. И хотя меня зовут «просто Мария», да, самое большое удивление у моих однокашников вызывало это человеческое имя, а не какой-нибудь там Серпимолот.

Должна сказать, что однокашники вызывали у меня не меньшее удивление, так как несли страшную тарабарщину.

Одно из самых врезавшихся в память детских воспоминаний, как я стою рядом со стопкой матов, которые полагалось стелить себе перед дневным сном, и рыдаю: «Я обещаю, я больше не буду говорить по-русски!» А потом вдруг всё стало понятно, звуки сложились в слова, те — в предложения, и к первому классу я уже не понимала, почему мамины ученики-австрийцы (папа был директором курсов русского языка при Российском институте культуры) так восхищаются моим владением языком. Самым забавным было то, что заговорила я не просто по-немецки, а на венском диалекте, носителем которого была моя любимая воспитательница. «Гениальный ребёнок!» — говорили благообразные бидермайеровские бабушки, и в какой-то момент я уверилась, что я уникум, и решила с наскоку выучить английский.

Английский язык мы начали учить с мамой по учебнику, который так и назывался — «Английский язык с мамой». И тут меня постигло первое разочарование: маме английский язык давался куда лучше, чем мне.

Единственное, в чем я достигла значительного успеха, — распевание на все лады песенок-запоминалок “One, two, three on the tiptoes” и “Clap, clap, clap your hands together, step, step, step your feet together”.

Предлагаю запомнить этот момент на будущее и поставить точку с запятой в моей личной истории.

Оказалось, что в Австрии детей начинают обучать английскому языку с четвертого класса начальной школы. Всё, что я вынесла с тех уроков, — слова apple, table и cat, а также умение представляться и сообщать о своем возрасте и происхождении.

Казалось, что английский необъятен и неподвластен.

Однако в гимназии всё вошло в традиционное педагогическое русло, мы учили времена и наклонения, и мой результат был вполне удовлетворительным, не хуже, но и не лучше, чем у моих одноязычных одноклассников.

После третьего класса гимназии (восьмой класс по нашей системе) у родителей закончилась командировка, и мы вернулись в Москву.

Мама, поддавшись тщеславию, отдала меня в Э-класс языковой гимназии, думая, что за этой буквой скрывается «элитный» (а на деле оказался «экспериментальный», и эксперимент этот только отчасти можно считать удачным и оправданным, но это отдельная история).

На вступительном экзамене мое воображение потрясли десятиклассники, которые ничего не могли связно рассказать о столице Великобритании. Мне же предлагалось написать грамматический тест, ответы на который я знала лишь приблизительно. Тогда я заметила, что могу вместо этого поведать о Лондоне, но оказалось, что такое «зато» нашу учительницу не устраивает.

Чтобы сократить повествование, скажу лишь, что я все-таки благополучно поступила и закончила школу. Наша учительница английского языка Наталья Арнольдовна вела продвинутую группу, говорила «Санк ю» и требовала от нас учить наизусть бесконечные «топики». К концу одиннадцатого класса по-английски могла изъясняться лишь Наташа, проведшая детство на Гавайях.

По-английски я заговорила внезапно. Чем больше я учила итальянский, тем лучше понимала английский.

Когда это стало модно, увлеклась просмотром «Доктора Хауса» на языке оригинала, затем съездила в путешествие по Англии, влюбилась в американца… Но речь не об этом.

Язык пришел, когда разрозненные знания образовали систему, когда пришло само понимание того, что в основе любого языка лежит каркас — структура, которая держит весь «лингвистический дом».

Моим вторым поражением стал испанский, выбранный в качестве второго иностранного в университете.

И сейчас я всё понимаю, но говорю, как комические персонажи итальянских ситкомов, полагающие, что стоит к итальянскому слову добавить -s и оно станет испанским.

Основным камнем преткновения оказалась фонетика, тот самый пресловутый артикуляционный аппарат, который каждый уважающий себя начинающий лингвист часами разрабатывает перед зеркалом с камешками во рту (или без).

Сегодня, с высоты своего небольшого жизненного опыта, я могу попытаться проанализировать и суммировать свой лингвистический багаж. Это позволит мне также объяснить, почему я против раннего языкового развития:

  • Я оказалась в детском саду в возрасте интуитивного познания. Немецкий язык я не выучила, я им овладела. Этот процесс невозможно описать в терминах традиционных лингвистических теорий (его уже много десятилетий пытается сформулировать в виде некоего уравнения порождающая лингвистика).

Интуитивное познание — единственное, позволяющее ребёнку стать билингвой. Для этого хотя бы один из родителей должен быть носителем иностранного языка, или ребёнок должен быть интегрирован в систему вторичной социализации. Мои русскоязычные друзья детства, не ходившие в австрийский детский сад, так и не стали носителями немецкого языка, хотя и говорят на нем свободно.

  • Ситуацию интуитивного познания нельзя создать искусственно. Многочисленные исследования показывают, что ребёнок не воспринимает выученную иностранную речь. Поэтому занятия, скажем, английским с русскоязычным учителем в раннем возрасте не будут эффективными.
  • Единственной формой лингвистического обучения, доступной детям до 9­10 лет, является игровая: стишки, песни, считалочки и т. д. Языковой материал должен быть правильно построен с точки зрения мнемоники (техники запоминания): он должен быть рифмованным, ритмичным, повторяющимся, достаточно коротким.
  • С 10 лет ребёнок способен воспринимать структурированную информацию. До этого возраста у детей нет представления о частях речи, грамматических категориях, словообразовании и пр.

Сделаю здесь небольшое отступление. Многие родители учеников 1­4 классов возразят мне, что их дети всё это давно знают, и будут правы.

Действительно, наша школьная система построена без учета возрастных нейролингвистических особенностей.

Я не хочу сказать, что сформулированные мной пункты являются стопроцентно верными, но в идеально смоделированной ситуации последовательность была бы подобной моей.

Источник: http://www.matrony.ru/kak-vyirastit-bilingvu-ili-pochemu-ya-protiv-rannego-yazyikovogo-razvitiya/

Шестилетняя «девочка-калькулятор» из Екатеринбурга стала лучшей в мире по ментальной арифметике / Наша Газета — свежие новости Екатеринбурга и Свердловской области

Фото: Марина Подкорытова / «Наша Газета»

Алиса Гусева из Екатеринбурга стала чемпионкой мира по ментальной арифметике АМАKids World Cup 2018 в младшей возрастной категории, который прошел в Москве. Девочка выиграла главный приз чемпионата – поездку в парижский «Диснейленд». Корреспондент НАШЕЙ встретилась и пообщалась с «девочкой-калькулятором» и ее папой.

Ребенок был обычным

Алиса в свои 6 лет умеет складывать и вычитать трехзначные числа в уме за несколько секунд. Как рассказала нам ее тренер по ментальной арифметике Ирина Медведько, она занимается в центре почти два года.

В итоге в 2017 году девочка хорошо выступила на городском уровне, ей давали дополнительные задания на дом. И тогда тренер предложила подготовиться и отвезти ребенка на чемпионат мира.

Оказалась морально сильнее соперника

Как он вспомнил, на чемпионате после отборочной сессии в финал вышли 15 детей. И сразу пошла игра на выбывание. Надо было решать примеры на скорость, 10 чисел в одном примере. Мальчик из Ташкента заработал 254 балла на предварительном этапе, а Алиса – 190. И в конце они остались вдвоем.

Но, как призналась сама малышка, она все-таки боялась проиграть, а после награждения вообще разревелась. И очень хотела домой.

Изначально Алиса во всемирном рейтинге по ментальной арифметике была на 96 месте, а сейчас уже на 9 и хочет подняться выше.

«Люблю причесывать и стричь»

«Дети не умеют уставать»

У Алисы, несмотря на возраст, уже много кубков – больше всего за пение, она лауреат и дипломант российских и международных конкурсов. Девочка ходит на математику раз в неделю, на танцы в две студии, индивидуально на вокал и актерское мастерство, в художку.

У девочки несколько братьев и сестра

В семье Гусевых четверо детей, старшим уже 23 и 26 лет, а Алисе и ее братику – 6 и 4 года.

Как рассказал папа девочки, активно занимать детей курсами и занятиями они решили именно с Алисы, «наверное, сами стали старше и ответственнее».

Папа у девочки бизнесмен, мама – мастер ногтевого сервиса, у нее тоже своя студия. Занимается везде с девочкой, в основном, мама, также помогают няня и старшая сестра.

«Много внимания, кошмар, как много», – говорит сама Алиса о свалившейся популярности. И считает, что это плохо. Но папа ее переубеждает, что именно Алиса может стать для кого-то примером для подражания.

  • В марте Алису планируют отвезти на кастинг проекта «Лучше всех», девочка будет там петь. А в конце месяца всю семью ждет поездка в «Диснейленд». Алиса не знает, хочет ли туда – ведь она там еще не была.

Вступайте в НАШУ группу «ВКонтакте» и узнавайте новости первыми!

Если вы стали очевидцем какого-то события или у вас есть фото/видео с места, сообщите об этом на почту [email protected] или по телефону 3-615-515. Также можно написать на WhatsApp или Viber по номеру +79221815515. За сообщение, ставшее темой публикации, мы выплачиваем до 2000 рублей.

Источник: http://ngzt.ru/lifehistory/view/27-02-2018-shestiletnyaya-devochka-kalkulyator-iz-ekaterinburga-stala-luchshey-v-mire-po-mentalnoy-arifmetike

6 причин, почему наши дети должны учиться программированию

6 причин, почему наши дети должны учиться программированию

тки программного обеспечения для достижения успеха. Кроме того, что программирование и логическое мышление являются необходимыми навыками, они также дают ребенку шанс иметь хорошо оплачиваемую работу в будущем, а также создавать интересные продукты. Были прогнозы, что к 2020 г. будет более 1 млн рабочих мест в области программирования только в США.

Девайсы уже придают нашему миру новую форму

Дети также должны обучиться программированию, потому что компьютеры и устройства – то, что будет формировать их мир, когда они вырастут, как физика, математика, химия и биология формируют наш мир сейчас.

Через двадцать лет, неспособность писать код или, по крайней мере, понять логическое мышление будет воспринято так же, как неграмотность и незнание арифметики сегодня.

Лучше начать обучение вашего ребенка этим навыкам как можно раньше.

Дети легко обучаемы

Обучение вашего ребенка программированию, когда они еще маленькие важно, потому что дети усваивают материал лучше, чем взрослые – их память открыта к новому, и изучение программирования похоже на изучение языка, оно гораздо легче дается, когда вы молоды.

Учитывая темпы появления инноваций и связь наших устройств, домов и рабочих мест, имеет смысл воспользоваться естественной склонностью детей учиться быстрее и лучше, когда они маленькие. Я говорю не только о программировании, но также о логическом мышлении, грамотности, способности думать и понимать процессы, происходящие в мире.

Программирование – это творчество

Еще одно преимущество обучения детей программированию в том, что оно развивает их уверенность в себе и творческий потенциал и предоставляет инструменты для создания мира безграничных возможностей, где они могут создавать свои собственные пути и решения по-своему. В целом, программирование предоставляет большие возможности.

Так же, как искусство является способом выражения творческих способностей, программирование может быть весьма привлекательным и веселым навыком для детей сегодня. Есть некоторые платформы, как Scratch, которые учат детей программированию, и они не чувствуют себя будто они в скучном классе делают то, что не хотят.

Они начинают с игр, и если ребенку не нравится конкретный аспект игры, они могут изменить игру, переписав код. Они также могут найти игры или приложения, которые другие дети модифицировали, и они могут что-то добавить, если захотят. Инструменты, безграничное воображение – это все помогает им изучать программирование.

Решение проблем и критическое мышление

Как было сказано выше, изучение методов программирования также помогает детям развивать навыки критического мышления и решения проблем, которые важны не только в информатике, но и в жизни. Это учит их разбивать большие задачи на более мелкие и более решаемые.

Дети не просто полагаются на восприятия, они могут создают логические связи, которые помогут им понять, как правильно анализировать различные ситуации. Этот навык будет полезен каждому, не только тем, кто хочет заниматься разработкой программного обеспечения в будущем.

Это нужно не только для профессионального применения, но также для достижения больших целей в жизни, ваш путь к цели разбивается на небольшие шаги.

Чудеса повествования с помощью программирования

Программирование также поможет вашим детям развить мышление.

Написание кода является последовательным процессом – это как рассказать историю, где вы должны знать, что писать и почему одно следует за другим в определенном порядке.

Большинство языков программирования, предназначенные для детей, как правило, используют игры, чтобы научить их, как писать код, и это требует от них создание сюжетной линии или последовательности.

Scratch очень популярен среди детей, так как он основан на повествовании и креативности, с богатым визуальным языком – то, что дети очень любят.

Помимо платформ, таких как Scratch, существует много программируемых устройств (управляемые аппараты, роботы, платформы Arduino и т.д.), которые дают детям возможность как контролировать, так и влиять на мир вокруг них творческими и забавными способами – замечательное обучение программированию.

В качестве заключительного слова хочу сказать, что как родитель я не хочу, чтобы мои дети просто знали, как использовать смартфон или планшет – этого уже недостаточно, и им нужно что-то большее, чтобы преуспеть в будущем.

Программирование является важным навыком, даже если оно еще не введено в школе. В Эстонии, в стране, которая представила миру Skype, первоклассники в государственных школах изучают программирование.

Не допускайте, чтобы ваш ребенок отставал от других (и я своим тоже не позволю!)

Высоких конверсий!

Источник: https://lpgenerator.ru/blog/2016/03/31/6-prichin-pochemu-nashi-deti-dolzhny-uchitsya-programmirovaniyu/

Как я научила своего подростка рассказывать мне абсолютно всё!

Как я научила своего подростка рассказывать мне абсолютно всё!

Фактрум публикует полезную статью, которая вам поможет. В ней мама делится своим положительным опытом создания тёплых и доверительных отношений со своей дочерью.

Salon-gala.info

Как-то моя дочь — подросток — вместе с друзьями была в кино. Когда я позвонила ей, чтобы скоординировать ее Uber на дорогу домой, она не ответила. Наконец, спустя 2 часа, она ответила, что как-раз в это время была на пути к дому. Что-то не сходилось.

Я сказала ей, что начала переживать, когда она не ответила. На следующее утро она пришла ко мне в спальню и сказала: «Мам, я, честно говоря, не была в кино вчера. Я была на тусовке». Для «непродвинутых» родителей, поясню, «тусовка» — это самая обычная вечеринка с «тусующимися» малолетками. Оригинально, правда?

Мы живем в более-менее спокойном и тихом пригороде достаточно большого и иногда очень неспокойного мегаполиса. Я знала, что растить детей в такой разносторонней обстановке означало, что они быстро научатся маневрировать. Поэтому мне нужно было воспитать их так, чтобы быть уверенной, что они самостоятельно способны принимать правильные решения.

А потому с самого детского сада мы играли в игру, когда я задавала ей какую-то ситуацию, а потом интересовалась ее мнением: на ее взгляд, это была здоровая / безопасная ситуация?

— Можно съесть на ужин кучу конфет?
— Нет, к сожалению, это нездорово.

— Можно переходить дорогу, не держа взрослого за руку?
— Иногда, в зависимости от загруженности дороги.

Любая ситуация, выходящая за рамки здоровья или безопасности, поднималась мною для обсуждения и вынесения ими самостоятельного решения.

— Можно ли идти в школу с нерасчесанными волосами?
— Конечно, почему бы и нет, если ты считаешь, что выглядеть так ужасно нынче в моде!

Это мои универсальные правила воспитания детей — эти правила определяют, когда мне стоит вмешаться, а когда я могу со спокойной душой откинуться на спинку кресла.

Так что, когда моя дочь призналась, что солгала об этой тусовке, я вернулась к нашей любимой рубрике о здоровье и безопасности.

Я спокойно объяснила ей: «Доченька, если я не знаю, где ты, я не смогу уберечь тебя в случае необходимости».

Я пробежалась по нескольким сценариям: Что, если бы на вечеринке ты поняла, что начинается какая-то заварушка? Или если бы тебе вдруг стало плохо? Из-за этой лжи, ты бы, скорее всего, не решилась позвонить мне и попросить о помощи. А вот это уже вопрос безопасности.

Я не стала допрашивать или пытаться её пристыдить. Я сказала ей, что считаю ее «очень умной и способной», но что иногда жизнь может давать нам на орехи, и мне хотелось бы помочь ей поймать и раскусить их. Она согласилась, что с этих пор будет всегда держать меня в курсе, где она и куда собирается.

Я рассказала все своей подруге, которая тоже воспитывает подростка. Она удивилась, почему я не отругала дочь за вранье. Но это не было моей задачей. Мне нужно было сохранить наше доверительное общение.

Подсознательно я чувствовала, что строгие дисциплинарные меры дадут дочери повод закрыться от меня и снова соврать в следующий раз. Мне же хотелось, чтобы она научилась принимать собственные решения и всегда обращаться ко мне, когда принять решение будет сложно.

Если мы хотим, чтобы наши дети говорили с нами о всех своих переживаниях (включая секс, наркотики и ситуации, когда они могут почувствовать себя жертвой), и мы надеемся, что наши мудрые советы «дойдут» до адресата, нам нужно работать над тем, чтобы общение было Двусторонним.

1. Позвольте детям иметь собственные мысли и ценности

Наши дети — это отдельные люди, которым свойственно иметь отличные от наших ценности. Всем нам, родителям, очень трудно это принять.

Сопротивление наличию у детей собственных мыслей и жизненной позиции порой доводит их до того, что они сбегают из дома или пытаются покончить с собой. Поэтому отнеситесь внимательно к моим словам.

Ваш ребенок — отдельная личность. Дайте ему возможность выразить свою индивидуальность. Ведь ребенок — это не ваша собственность и даже не вы сами.

2. Будьте любопытны

Лучшее, что вы можете сделать, это показать ребенку, что вам интересно, кто они. Когда мои дети были в детском саду, я играла с ними в игру: «Мороженое ванильное или шоколадное?» / «Каникулы на пляже или в горах?» / «Сердиться на меня или на папу?».

Хотя это выглядело, как бессмысленная болтовня, я так много узнала о них. Если вы проявите свою заинтересованность даже самыми незначительными мелочами, это откроет портал к более доверительным отношениям между вами.

3. Займитесь своей личной жизнью

Возможно, вы чрезмерно фокусируетесь на своем подростке, чтобы избежать мыслей о своей личной жизни? Карл Юнг заметил: «Ничто так не обременяет детей, как не прожитая жизнь их родителей».

Он также сказал: «Дети учатся на том, кто их родители, а не на их рассказах о том, кем они сами себя считают».

Вы воспитываете полноценную личность? Или же вы пытаетесь через своих детей воплотить свои не сбывшиеся мечты? Если дети учуют ваши нечистые намерения, они тут же перестанут делиться с вами своими мыслями.

4. Разберитесь со своей личной историей и травмой

У меня есть подруга. Её взрослеющая дочь пришла к ней поделиться своими размышлениями о сексе. Во время своего рассказа моя подруга вдруг расплакалась и призналась, что ей страшно за свою дочь. Моей подруги домогались, когда ей было 15 и, сама того не желая, она спроецировала свою травму на свою дочь.

С тех пор её дочь перестала разговаривать с мамой об интимных вопросах. Когда она в недоумении сказала мне об этом, я предложила ей сходит к психологу, чтобы отделить свой болезненный опыт от вполне здравых и природных намерений её дочери.

Разделяйте свою историю и новую историю своих детей. Если вы не можете говорить на неудобные темы, как же вы хотите, чтобы их поднимали ваши дети?

5. Учитесь слушать

Вы слушаете так же много, как говорите? Вы используете «Я»-концепцию («Я хочу быть уверенным, что ты в безопасности», вместо «Ты портишь свою жизнь!»)? Если общение с подростком грозит перерасти в разгромные дебаты, вдохните поглубже и спросите себя, стоит ли не соглашаться с мыслями и действиями своего ребенка, или же лучше внимательно выслушать и постараться понять его.

Не бывает идеальных родителей. Но, если вы стараетесь направлять, а не контролировать, если вы разобрались со своими собственными мотивами и проблемами и если вы действительно слушаете — у вас есть все шансы наладить со своими детьми крепкое, честное и открытое общение.

Понравился пост? Поддержи Фактрум, нажми:

Источник: https://www.factroom.ru/life/absolutely-everything?C=S%3BO%3DA/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp/amp

Как обучать детей программированию

Как обучать детей программированию 17 Авг. 2016, Образование, 10433 просмотров

Те из вас, кто следит за моей страницей Чем я занят сейчас, наверняка заметили, что в последнее время я занимался обучением детей программированию. Удивительно как мысли материализуются.

После посещения PyCon US 2016 в Портленде, у меня в голове крутилась мысль попробовать себя в роли наставника в мир компьютерного программирования для детей. И к счастью, такая возможность появилась очень быстро. Меня пригласили в качестве преподавателя в детский лагерь, в программе которого был урок программирования два раза в неделю для двух разных групп.

Первая группа состояла из деток постарше (от 8 до 12 лет), во второй преимущественно были дети в возрасте от 6 до 8 лет.

Дело в том, что будучи в США, мне посчастливилось приобрести книгу под названием Teach Your Kids To Code с хорошей скидкой. В ней все примеры приводятся в игровой форме с использованием языка программирования Python.

Возможно в будущем я посвящу ей отдельный пост, а сейчас вернёмся к теме моего опыта преподавания.

Так вот, изначально мне казалось разумным строить образовательный процесс, черпая информацию из этой книги, но позже я понял как глубоко ошибался 🙂 Почему? К слову, книга предназначена для детей в возрасте от 9+.

Во-первых, в каждой отдельной группе было много детей, более 15 на каждом уроке. Это мешало эффективной подаче материала, а также ограничивало меня в индивидуальной помощи каждому (без этого, как выяснилось, совсем не обойтись).

Во-вторых, в младшей группе были детки, которые либо очень медленно читали, либо вовсе не умели читать. Это было серьёзным ограничением, поэтому нужно было как-то решать эту проблему.

В-третьих, навык сносно печатать на клавиатуре отсутствовал у всех. О каком наборе программного кода могла идти речь?

В-четвертых, я преподавал на двух языках: русском и английском. Общение в детском лагере проходило на английском языке, так как в группах преимущественно были дети свободно владеющие обоими языками, а также те, кто говорил либо на русском, либо на английском. Никого не хотелось оставить без внимания.

Визуальное программирование

Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что Python однозначно отпадает 🙂 С ним обучение в таких условиях превратилось бы в кошмарный сон. Решение проблемы не заставило себя долго ждать, на помощь пришло визуальное программирование.

Суть заключается в том, что программист не пишет код, он составляет программу путём манипулирования графическими элементами в подходящей для этого среде (IDE).

Мне вспоминается мой первый опыт программирования в Borland Delphi и Borland C++ Builder, где можно было создать сложный графический интерфейс не написав ни единой строчки кода. Но специально для детей группой ученых в MIT был придуман инструмент под названием Scratch.

Его задача — научить ребенка алгоритмическому мышлению в игровой форме. И стоит отметить, задачу он свою делает на отлично! Вокруг Скретч есть целое сообщество, состоящее из ученых, учителей, родителей и собственно учеников. Инструмент поставляется в двух видах:

  • Как отдельное приложение. Устанавливается на компьютер под управлением ОС Windows/MacOS/Linux (Scratch 2.0 Offline)
  • Веб-приложение, доступное прямо на официальном сайте

Большим плюсом последнего варианта является возможно зарегистрировать свой профайл на сайте и начать делиться своими scratch-проектами с другими участниками сообщества scratch-программистов. Результаты работ последних уже сейчас можно посмотреть на сайте.

Примечательно, что процесс программирования на Scratch увлекателен не только для ребенка. Я сам бывало подолгу «залипал», готовя новый материал для детей.

Scratch: уроки

Вернёмся к теме моего преподавания. Как же были построены занятия?

На официальном сайте Скретч есть хороший раздел о помощи. В нём можно найти пошаговое руководство пользователя на базе которого реально провести первый вводный урок.

Умные ребята из Гарвардской Высшей школы образования написали книгу под названием Creative computing (Креативное программирование), она поможет выстроить полноценный учебный процесс, так как в ней собраны лучшие практики обучения детей программированию. В сети есть русский перевод.

В составлении материала для работы неплохо может помочь и любимый YouTube. Вот ссылка на один из самых качественных туториалов по Scratch, между прочим от автора книги Automate the Boring Stuff with Python.

Выводы

В процессе преподавания я вывел для себя ряд условий, способствующих благоприятному процессу обучения детей программированию.

  • Желательно сократить целевую группу учеников. Лучше всего группа из 4-6 человек. Почему? Читайте ниже.
  • Продолжительность урока не должна превышать 1 часа (в идеале как в школе, 45 минут). Дольше этого времени удержать внимание ребенка будет очень сложно.
  • Ребенку постоянно должно быть интересно. Это одно из самых сложных условий. Если дети теряют интерес, они начинают заниматься посторонними делами: открывать другие приложения, ходить по классу, отвлекать детей, жаловаться на то, что голодны 🙂
  • Все дети разные. Одни проявляют смекалку и усваивают материал очень быстро, другие подолгу могут «зависать» над простейшими задачами. Всегда имейте в запасе бонусы для смышлёных детей (дополнительные задания, хитрые условия и т.д.).
  • Хвалите детей за их работу, даже если она незначительна. Для ребенка это очень важно!
  • Поощряйте детей. Я советую в качестве поощрения использовать наклейки, маленькие игрушки или что-то в этом роде. Мотивировать едой, конфетами или печеньем НЕ нужно, никогда не знаешь на что может быть аллергия у ребенка.
  • Просите детей о помощи. Если в классе есть детки, опережающие нормальный процесс обучения, попросите их стать вашими помощниками. Пусть они вместе с вами начнут помогать отстающим. Поверьте, детям это очень нравится.

Минусы Scratch

Scratch не учит реальному программированию. Задача этого инструмента заключается в том, чтобы развить навыки алгоритмического мышления в подходящей для детей форме — играючи.

К слову, не только детям этот навык пригодится в жизни 🙂 Если ваша цель это привить ребенку реальные навыки программирования, постарайтесь как можно раньше осуществить переход от визуального программирования в непосредственный процесс кодирования с использованием одного из реальных языков программирования. Например, Python является хорошим выбором. Несомненно с этим переходом может быть связано некоторое разочарование со стороны ребенка. Причина в том, что оба процесса значительно отличаются друг от друга. Книга Teach Your Kids To Code сглаживает переход путём ввода элементов игры в процесс кодирования.

Процесс обучения это всегда увлекательно. Даже побывав по ту сторону баррикад, приобретаешь массу новых впечатлений, знаний и эмоций. Особенно радостно становится, когда дети погружаются в среду и начинают самостоятельно экспериментировать и создавать объекты, опираясь на собственное воображение.

Полезные ссылки

Источник: https://khashtamov.com/ru/kids-programming-from-scratch/

Ссылка на основную публикацию